Common law / Прецедентное право

JBP: Here @ 29:00 and on

We live in the society which is essentially bound by the restrictions of English common law. And English common law is one of the most remarkable developments of human civilization – ever, period. In the English system the presupposition is that you have all the rights there are, the are not enumerated. You just have all of them, except when one of those rights imposes a restriction on someone else. And then if they get irritated they take you to court and the judge sort it out who has which micro-right and that is laid out in precedent. So English common law has this tremendous body of evolved doctrine about how that infinite number of rights that everyone has interacts with everyone else’s rights. When Trudeau, the first Trudeau, brought the Human Rights Code, the Canadian Bill of Rights, there were a lot of people who were upset by it because it’s a different form of legal reasoning. The Bill of Rights says: here are the rights you have, which the government is granting you. That’s not how it works under the English code. The English code works like: you have all the rights there are but they rub up against other people’s, so we have to sort that out and we do that with courts and precedent.

Рус:

Мы живем в обществе, которое  в общем-то связано ограничениями английского прецедентного права. Английское прецедентное право – одно из наиболее великких достижений цивилизации – вообще. В английской системе мы предполагаем, что все имеют все права, которые только могут быть: нет списка этих прав. Мы просто имеем их, за исключением случаев, когда эти права накладывают ограничение на кого-то еще. И тогда если их это раздражает, они приглашают нас в суд, и судья разбирается, у кого какое есть микро-право, и все это укладывается в прецедент. Таким образом, в английском прецедентном праве у нас есть этот огромный корпус эволюционировавшей доктрины о том, как бесконечное число прав каждого взаимодействует с такими же правами других. Когда Трюдо, первый Трюдо, выдвинул кодекс прав человека, канадский билль о правах, было много людей, обеспокоенных этим потому что это иная форма легальной логики. Билль о  правах говорит: вот права, которые у вас есть, они даны вам правительством. И это не так, как это работает в английском прецедентном праве. Английский кодекс работает так: у вас есть все права, которые только могут быть, но они трутся о права других людей и мы должны разбираться с этим и мы делаем это при помощи судов и прецедента.

***

Концепция неотъемлемых, природных прав очевидно аксиоматична и  разумеется ниоткуда не следует, и может опираться только на систему верований, а не на логику. Это тревожит либералов потому что они фундаментально не верят в надежность верований как социального фундамента, а верят в “четко прописанные” правила.

Вера в то, что “четко прописанные” права и процедуры могут опираться на самих себя в общем-то так же безосновательна, как и вера в неотъемлемые права, но опасность, исходящая из эволюционирующей доктрины представляется гораздо меньшей, чем опасность, исходящая из кодексов.

В этом консерваторы и либертарианцы тоже сходятся.

***

Хотя, не следует забывать, что девятнадцатый пункт национал-социалистической программы предусматривал как раз введение германского прецедентного права – взамен “материалистическгого” римского.