В тот час, когда я

 

Сорок первая страница “The sense of an ending“/Julian Barnes – это когда первичный шок от исключительно хорошей прозы сменяется более умеренной рефлексией –  вспоминаются и ранние, дураческие стихи Пушкина, и “The elementary particles”/Michel Houellebecq  (надеюсь, я в этот раз расставил буквы правильно), и даже собственные школьные годы, и досада – школа моего детства была тупее, ее предназначение было – мылом для веревки, на которой каждому советскому гражданину предстояло висеть оставшуюся жизнь.
Но почему же это всегда три или четыре друга детства? Максимальный размер для отделения фирмы или стартапа – одиннадцать человек. Но друга детства должно быть три. Четыре максимум. Философ, бабник, пьяница и один никакой, бесталанный, эту роль играл я.*