Разное, правое и левое

Когда выборы выигрывают прогрессисты – это триумф демократии, когда проигрывают  – это победа правого популизма и причина для обеспокоенности. Это очевидно.

Когда выборы выигрывают консерваторы – это триумф демократии, когда проигрывают – это победа левого популизма и причина для обеспокоенности. Это тоже очевидно.

***

Мне трудно было бы принять позицию морального релятивизма. Все-таки современные реформ-консерваторы на голову гуманнее современных статистов-прогрессистов в одном принципиальном моменте: прежде чем принести тебе вред консерватор обязательно проконсультируется с неким сводом консервативной мудрости, сам факт этого делает консерватора гораздо более предсказуемым, а проистекающие риски – хеджируемыми.

Что в общем-то апеллирует к здоровому скептицизму в отношении импульсивных решений, которыми, очевидно, грешит прогрессист в частности и либеральная демократия вообще: у любой социальной проблемы есть простое, общепонятное, и неверное решение.

***

И все же консерватизм и прогрессизм не противоположны, скорее перпендикулярны как оси Х и У. Я могу попробовать вообразить мировоззрение,  расположенное в плоскости, определяемой двумя осями – консервативной (цивилизация-варварство) и прогрессистской (угнетающие-угнетаемые):

  • Цивилизация осуществляется в форме институций (сельское вече, ротарианский или масонский клуб, рынок, пресса, университет, парламент, офисная работа). Институции предоставляют нам структуры, помогающие самореализации. Но они же являются ограничивающими рамками.
  • В рамках любого цивилизационного института – и структуры, и рамок – человек поэтому угнетен, а институциональная деятельность чаще всего проявляется как деятельность угнетателей.
  • Важно понимать эту дуальнаую роль институции, как осуществителя цивилизации с одной стороны, и как ограничителя человеческой активности с другой.

Нелеп поэтому как тезис о разрушении институтов угнетения, поскольку они же – институты осуществления цивилизации, так и тезис о вечности институтов цивилизации: поскольку они же – институты угнетения.