Мой настоящий взгляд на консерватизм

Консерваторы склонны видеть человеческую личность как неисправимую массу противоречий: падшее и несовершенное существо, созданное по божетсвенному подобию и обладающее фундаментальным достоинством и неотчуждаемыми правами, но также склонное к излишествам и греху и всегда поэтому нуждающееся к самоограничению и моральной структуре.  Это возвышенное, хотя и мрачное представление о человеке, основанное на особенной и парадоксальной мудрости великих религий Запада, отделяет консерваторов и от либертарианцев, и от прогрессистов, и находится в центре представлений большинства консерваторов об обществе и политике.

Прежде всего это представление о человеке приводит к заниженным ожиданиям от деяний человеческих. В современной истории Запада, косверватизм часто позиционировал себя как анти-утопическая вера, не желающая признавать, что человеческие проблемы могут быть решены раз и навсегда каким-то новым взглядом на вещи, изобретательной системой, или трансформативным лидером.  Наиболее глубокие и базовые проблемы человека повторяются в каждом поколении именно потому, что они присущи человеческому существу – функция наших постоянных несовершенств и ограничений, которые нужно признавать, для которых должны существовать противовесы и средства сдерживания, или поддерживания, но которые всегда будут с нами.  Никакая социальная организация не может навсегда преодолеть эти проблемы – потому что человеческое существо можно рассматривать только как индивидуальное и личное, хотя и фундаментально социальное.

Моральный прогресс поэтому должен осуществляться скоре путем трансформации индивидуальной души, чем налагаться на них обществом в целом.

Source: The Roots of a Reforming Conservatism | Intercollegiate Studies Institute: Educating for Liberty

По модулю божественного образа и подобия и греха и падения, которые можно, впрочем, прекрасно понимать и в рамках нерелигиозных, этот отрывок, как и остальное эссе,  вполне отражает мою нынешнюю консервативную компоненту.