Страх перед змеями

Марина Абрамович начинает свою книгу так:

Однажды утром я пошла в лес с бабушкой. Было так красиво и покойно. Мне было всего четыре года, крохотная такая. Я увидела что-то очень странное – прямая линия поперек тропинки. Мне стало так любопытно, что это за такое, что я потянулась к нему; я просто хотела коснуться его. И тогда моя бабушка закричала – громко так. Я помню это очень отчетливо. Это была длинная змея.

Это было впервые в моей жизни, когда я почувствовала страх – но я не имела никакого понятия, чего я должна бояться. На самом деле, что меня испугало – это голос моей бабушки. И тогда змея ускользнула прочь, быстро. Невероятно, как страх встраивается в тебя – твоими родителями и остальными окружающими. Ты так невинен вначале; ты еще не знаешь.

Нейропсихологи вместе с последователями аналитической психологии утверждают, что  страх перед змеями встроен в нас эволюционно: те приматы, кто не имел механизмов быстрого распознавания змей  – не выжили, а те, кто имел – выжили.

Пишут, что нейроны, активирующиеся при показе изображений змей – находятся прямо в таламусе – очень древней части мозга, которая есть у всех позвоночных, и куда входят визуальные, среди прочих, нервные окончания. Страх перед змеями похоже что врожден, и похоже мы знаем, куда он записан.

thalamus_small

То, что пишет Марина Абрамович –  и здесь, и в остальном тексте своих мемуаров- невероятно интересно сразу с нескольких сторон. МА – артист перформанса, то есть, человек, чьи таланты лежат именно в визуальной области. Что у нее не было врожденного чувства опасности перед змееподобными объектами – не имеет ли какой-то связи с ее талантом?

***

Библейский миф авторитетно подтверждает,  что такие люди – с отключенным страхом – есть: Ева не только не боится змея – архетипического Дракона, но и общается с ним на равных, и даже принимает от него советы и поучения.