Параллели и перекрестки

476033408

Две новости – запрет украинцами вещания российского онлайн-ресурса Дождь и смену украинским журналистом Швецом заглавного фото с обидного (девочки в джинсах топлесс снятые со спины) на бесцветное – демонстрируют и две схемы контроля, осуществляемого обществом над словом и самовыражением, да и противоречия, раздирающие саму нашу историческую родину.

Контролировать слово и самовыражение проще простого – можно не слушать и не смотреть то, что тебе не нравится. Это входит в обязанности человека, желающего следить за своей душевной и интеллектуальной формой – так же, как ежедневные упражнения и гимнастика входят в обязанности человека, следящего за своей физической формой.

Так же, как нелепо и разрушительно для общества было бы требовать от каждого заниматься гимнастикой, а паче того – делать какие-то одни упражнения, и не делать других, кажется нелепым, варварским и разрушительным пытаться контролирвать государственным образом, что слушает, читает или смотрят члены общества.  В стране, где граждане до сих пор по своей воле покупают цыплят на улице, чуть ли не прямо с земли – бесполезно, а может быть и вредно, запрещать российские телевизионные программы, оппозиционные они или нет.

В случае со Швецом и двенадцатью голыми спинами ситуация чуть тоньше.  Украинская либеральная пишущая публика как-то уж слишком охотно подбирает  нарративы и нарративчики западной  университетской и пишущей интеллигенции (смешное про белых мужчин и смешная ссылка на лакановское Большое Другое – здесь, к примеру, тот же Швец и множество других мыслителей поспешили объявить Brexit и Трампа победой британской, и, соответственно, американской ваты, и так далее, далее, далее). И если показная трампофобия и елейное обамолюбие еще как-то объяснимы поверхностными качествами самих объектов ненависти и любви, некритичное принятие крайних форм политкорректности и групповой идентичности труднообъяснимо.

“Про обиду все знает обиженный”. Возможно. Но так же верно, что реальная или вымышленная обида или целые системы обид могут стать прекрасным средством для одних групп контролировать другие группы. И здесь неважно даже направленние этого контроля. Важно его существование.

Неправильно закрашенный Крым обиден для некоторых категорий украинцев – эта история подчеркивает варварство украинского общественного устройства, которое может _так_ контролировать информацию и ничего ему, обществу, за это не будет. По крайней мере на коротком масштабе времени.

Двенадцать голых спин обидны для людей с фонтанирующей фантазией  – но эта история также подчеркивают, что серость может контролировать яркость, и ничего за это серости не будет.