Старая-старая шутка 2

Жижек конечно не может не вспоминать шутку о рыбе и мясе, но считает ее польской, и продолжает шуткой из “Ниночки”, которой граф Леон безуспешно пытается пробудить чувство юмора в комиссаре Ниночке Якушовой, приехавшей в Париж навести порядок в деле продажи драгоценностей, конфискованных Советами у аристократии

Leon:

A man comes into a restaurant  and sits down and says, “Waiter! Get  me a cup of coffee without cream.”  After five minutes the waiter comes  back and says, “I’m sorry, sir, we’re all out of cream, can it be without  milk?”

По-русски это звучало бы:

Леон:

Мужчина заходит в ресторан, садится и говорит: “Официант! Принесите чашечку кофе без сливок”. Спустя пять минут официант возвращается и говорит “Прошу прощения, но сливки закончились, не могу ли я принести кофе без молока?”

Я могу представить себе по меньшей мере два способа устранить абсурд в этой шутке.

Можно себе представить, что кофе со сливками готовится иначе, чем кофе с молоком, и, следовательно, стандартный кофе со сливками без сливок будет иметь вкус, отличающийся и от кофе с молоком без молока, и от кофе, в который изначально не планировалось добавлять ни молока, ни сливок, и  посетитель спрашивает именно первый, но не второй и не третий, а официант просто неопытен и пытается быть слишком умным для своей роли.

Еще одна возможность  – что посетитель по каким-то причинам желает  отказать себе именно в кофе со сливками, но отказ от кофе с молоком был бы не настолько сильным или эффективным, и опытный официант, принимая преференции посетителя, разочаровывает его вместо того, чтобы его обмануть: честь официанта не позволяет ему принести простой черный кофе и объявить его кофе без сливок: в ресторане _нет_ сливок.

Жижек же вспоминает о жителях стран Восточной Европы, в 90-е годы пытавшиеся установить у себя сначала “демократию без коммунизма”, а потом “демократию без капитализма”.

Продолжая эту же линию мысли можно себе  представить жителей стран Дальневосточной Европы, считающими себя  религиозными не только без Бога, но и без морали, или их же, мирящихся с советским же в общих чертах строем  и образом жизни – но без красных флагов и дефицита сырокопченой колбасы.

***

Можно было бы подумать, что Ниночка (в исполнении волшебной Греты Гарбо) считает абсурдность жизни тяжким наследием старого режима, а нее ее имманентным свойством, как, похоже считает Леон, если бы не конец сцены. В конце сцены выясняется, что Ниночка вообще ничего не считает. История о посетителе и официанте требует работы воображения, которое у Ниночки похоже просто спит.