Художественная проза: Чтение 2016

Underground by Haruki Murakami 

Книга, составленная из интервью с людьми, пережившими террористическую атаку отравляющим газом зарин на токийскую подземку 20 марта 1995 года.  Представляет из себя интвервью-нарратив, жанр в русскоязычной прозе представленный Светланой Алексиевич.  Мураками пишет о тоннах информации, которая не вошла в книгу – потому что каждое интервью прошло индивидуальную дистилляцию интервьюируемым и каждое слово в Подземке поэтому – опубликовано абсолютно в согласии с волей интервьюируемого.

Тем не менее, мне кажется, что все, что не вошло в Подземку, Мураками ухитрился выварить в осадок в 1Q84, читанную или, скорее, слушанную в прошлом году.

Days of Abandonment by “Elena Ferrante”

Книга о распаде, если не сказать разложении, человека, брошенного партнером, с которым она провела много лет. На каком-то среднем уровне восприятия каждый может идентифицировать свои переживания заброшенности с переживаниями героини. На более изощренном уровне книга тоже доставляет немало приятных эмоций:  текст и режется и колется.

Есть несколько гипотез, кто скрывается за псевдонимом “Elena Ferrante”, ни одна из них не убедительна.

Walking Through Walls: a memoir by Marina Abramovic

Почти на середине.  Средняя часть книги повествует об отношениях Марины Абрамович и ее партнера в течение многих лет – от зарождения любви и парнтерства, через восторг и счастье совместных путешествий и проектов, к самосожжению и самораспаду отношений в цепи взаимных предательств и лжи.  Обворожительное чтение, читаю намеренно медленно.

The Collector, by John Fowles

Для полного получения удовольствия книги полезно знать контекст, в частности что Джон Фаулз преподавал английский в школе для девочек. Что эта часть событий в книге происходит в Хэмпстед – там, где я живу уже почти три года, это такая вишенка на торте, сорт эксклюзивного потребительства, которое, впрочем, в наше время массового туризма доступно почти каждому.

Mantissa, by John Fowles

Брошена. Я обязательно вернусь к этой книге, если будет время.

Homage to Catalonia, by George Orwell

Несмотря на его извинительные политические предпочтения, Оруэлл был первый, кто обнаружил и смог выложить на всеобщее обозрение истинную суть коммунистического в частности, и коллективистского вообще. Я одолел почти половину, но любопытство превозмогло и я перескочил на части, выброшенные Оруэллом из стандартных изданий из-за тогдашнего понимания им политкорректности. На более глубоком уровне: текст прекрасно сложен, каждое слово на своем месте, описания ландшафта войны по-гоголевски фотографичны и фантастичны в то же самое время.

Colorless Tsukuru Tazaki and his years of pilgrimage, by Haruki Murakami

Я купил эту книгу в 2014 году и не собирался читать если только  меня не застанет недельной длительности непогода на каком-нибудь острове, или, например, терминальная болезнь. Сложилось так, что мой мир претерпел разлом, если не катастрофу, в январе-апреле, и если бы не подвернувшийся в айпаде Бесцветный Цукуру, кто знает, где бы мы все были сегодня.  Пишут, что Мураками никогда не получит Нобелевской премии. Не знаю. Я думаю – не обязательно.  Я думаю – неважно.