Программа позитивных проступков

Есть хорошо обоснованные аргументы как в пользу, так и против утверждения, что дискриминировавшиеся исторически группы населения должны испытывать род анти-дискриминации в течение какого-то времени – до тех пор, пока последствия их дискриминации не будут преодолены.

***

Так, например, в США существуют affirmative action programs – род негативной дискриминации в пользу чернокожих – род антидискриминации, отдающей предпочтение американцам африканской расы за счет представителей европейской расы (называемой в США кавказской) и, к удивлению наблюдателей, азиатов.

Сто лет назад азиаты находились приблизительно на таком же экономическом уровне по отношению к белому населению, что и чернокожие. Несмотря на отсутствие антидискриминации в их пользу, и несмотря на явную антидискриминацию против них, азиаты не только покрыли, но и преодолели экономический зазор отделяющих их от белых.

Чего нельзя сказать о чернокожих.  Почему?

***

Украинские дебаты о позитивных поступках в пользу украинского языка (и дискриминации русского) во всех отношениях, кроме, пожалуй, уровня дискуссии, похожи на многолетние дебаты об affirmative action, ведущиеся в США.  И там, и там обсуждаются экономические, социальные, этические, даже философские и антропологические аспекты. Для Украины это полезные дискуссии и хотелось бы видеть их выходящими на более высокий уровень.

***

Если украинцы считают допустимой и даже желательной антидискриминацию в пользу украинского языка, считают ли они допустимой и даже желательной антидискриминацию в пользу сексуальных меньшинств? Например, нужно ли ввести квоты на телевидение для показа гомосексуальных и лесбийских пар в утренних и вечерних шоу, кино и продолжающихся сериях? Нужно ли потребовать квоты на радио, на рабочих местах?

***

Тимур Куран пишет о возможных причинах эндемического низкого уровня доверия в мусульманских странах. Одна из версий – это факт, что мусульмане и немусульмане (евреи и христиане) судились в Османской империи – в космополитичном Стамбуле, напрмер – по разным правилам. Немусульманин мог судиться с немусульманином по своим законам, но с мусульманином он должен был судиться в мусульманском суде, который был натурально предрасположен в пользу мусульманина.  Немусульманин не мог свидетельствовать против мусульманина, тогда как обратное свидетельство допускалось.  Такая дискриминация в конце концов привела к тому, что мусульмане чаще, чем немусульмане срывали контракты. Этот факт отражался  даже в процентной ставке, которую платил мусульманин – 17 % в год, и которая была на два процентных пункта выше, чем ту, которую платили немусульмане. Привилегированное положение и космополитизм ушел, но осталась социальная память о том, что мусульманин – ненадежный партнер, и что доверять посторонним не стоит.  До сих пор -одно-два столетия спустя – мусульманская экономика больше, чем немусульманская полагается на семейные и соседские связи.

***

Есть аргументы в пользу исторически обусловленной антидискриминации.

Но есть аргументы и против: привилегии развращают.

7 thoughts on “Программа позитивных проступков

  1. Несмотря на отсутствие антидискриминации в их пользу, и несмотря на явную антидискриминацию против них, азиаты не только покрыли, но и преодолели экономический зазор отделяющих их от белых.

    Вы о чём? до 1965 года иммиграция азиатов была фактически запрещена (в 40-х, азиатов было около 250 тысяч на всю америку) . подавляющее количество азиатов – хай-скилл иммигранты первого-второго поколений, у которых изначально экономический зазор в другую сторону.

    боюсь ещё, что такое представление об азиатах (“люди преодолевшие зазор” – дедушка моет тарелки, а внуки в гарварде) ещё аукнется каким небудь нехорошим боком, как “культурная” русская белая эммиграция, например.

    1. Хорошее замечание, но я не уверен насчет верности утверждения о “подавляющем большинстве” азиатских иммигрантов как высокообразованных с зазором в другую сторону. А кто строил железную дорогу в Калифорнии? Чьи Чайна-тауны в Сан Франциско и Нью Йорке? Хотелось бы посмотреть на данные.

        1. Вы похоже предрасположены скептически к утверждению о… о чем собственно? Как бы вы объяснили наблюдаемый эффект?

          Мне кажется, что похожий тренд можно выявить и с еще одной американской группой: тоже притесняемой и ограничиваемой – и на исторической родине, и в США, и тем не менее добившейся сначала равенства с англо-саксами, а затем и превзошедпей их и по уровню образования и по богатству. Я говорю о восточноевропейских -царскороссийских – евреях.

          Так вот. Какая ваша гипотеза?

  2. скептичен к самому нарративу о минорити, которые были дискриминированы, “добилось” равенства, а затем и богатства, в силу не совсем понятного механизма “добилось”.
    я не уверен, что должна обязательно быть гипотеза, которая объединяет успех азиатов и восточно-европейских евреев, и даже, в случае с азиатами, не уверен, что есть какой-то успех.

    причем, в случае людей такой нарратив хотя-бы имеет смысл – Йанг выиграл в лоттерею, Исаак удачно женился, а Дюшону-же нужно больше работать, чтоб разбогатеть. можно считать корреляции и тд, “нужно работать”. из того же, что сто лет назад геев притесняли, а сейчас они в среднем превзошли англо-саксов и по образованию и по богатству – вобще ведь ничего нельзя вывести.

    1. Насколько я понимаю, наблюдения должны бы нас подтолкнуть как раз к поискам механизма или механизмов: корреляции недостаточны, нужна история (story), объясняющая их.

      В Станфорде на факультете электрических инженерных наук раз в год проводится кандидатский экзамен для будущих докторов философии. Человек должен за день встретиться с десятью, что ли, профессорами, и побеседовать с ними в течение получаса. Профессоры задают каверзные вопросы, и по тому, как человек отвечает на них, профессор ставит студенту оценку. Набравшие недостаточную сумму баллов по результатам этих собеседований считаются экзамен не сдавшими. Черта проводилась приблизительно по середине списка сдававших экзамен, проранжированных по суммарному баллу. Понятно, что набор вопросов ограничен, и что если знать вопрос заранее, можно открыть справочник, книгу, да и просто поболтать со старшими товарищами. В кодексе чести студента написано, что делиться знанием о вопросах нельзя. Порядок прохождения экзамена определялся генератором случайных чисел. Так вот. Восточноазиатские студенты стабильно сдавали этот экзамен лучше всех других. История, объясняющая этот феномен была такой: шедшие первыми азиаты все-таки делились знанием. Студенты, следующие кодексу чести и/или не имевшие коммунальных навыков – оказывались в относительном проигрыше.

      Ни подтвердить, ни опровергнуть эту историю разумеется невозможно.

Comments are closed.