Стамбул – не Константинополь

Пишут, что украинцы проголосовали против ратификации Стамбульской конвенции о предотвращении насилия по отношению к женщинам. Либералы винят христианские ценности особенно вокальных депутатов, выступавших против конвенции.  В присяге народного депутата нет ничего о христианских ценностях, и на этом одном основании позиция этих депутатов шатка.

Но я не уверен, что те, кто вокализировал и голосовал против (да и за – тоже), представляли себе смысл конвенции, обязательства, которые накладываются на государство, связь конвенции с “европейским выбором Украины”.

Что они четко себе представляли, что голосование за (или против) ратификацию конвенции может быть использовано против них и может стоить им избирателей и спонсоров. Либеральная демократия сработала так, как и обещал ее дизайн. Как следствие, это всего лишь означает, что общество в целом еще не готово к таким шагам, и что “европоцентрическим” либералам нужно работать лучше как среди избирателей, так и среди спонсоров и заинтересованных лиц политики.

С консервативной точки зрения конвенция конечно наполовину зло, хотя бы потому что вменяет в обязанность государству изменять нравы и замещать собой институты улучшения нравов. Такие прорезанные под линейку проспекты в обществе никогда не преуспевают в долгосрочном масштабе.

И все же у конвенции есть и чисто европейский и позитивный и консервативный смысл,  который необязательно важен для Украины.  Как не заметай ее под ковер – у Европы есть проблема – огромное количество мигрантов с отличающимся от европейского взглядом на роль полов в обществе и на абстрактные концепции прав и обязанностей гражданина и человека, проблема мигрантов, не желающих ассимилироваться, а наоборот, сохраняющих свои традиционные ценности, которые работали для них там, откуда они приехали, приплыли или пришли.

***

Но  можно найти и либеральные основания не ратифицировать конвенцию. Хотя бы такие, что конвенция вводит неравенство там, где его быть не должно – в результате законодательного воплощения конвеции права и обязанности разных категорий граждан становятся разными.

Впрочем, в обществе, считающем, что корочка журналиста или депутатский мандат дает человеку дополительные права, и что это нормально и так и должна работать юстиция – аргумент о неравенстве в правах необязательно сработал бы.

В любом случае, это “nobody’s business but the Turks”*.

 

 

  • в украинском языке нет слова “дурак”, вместо него используется слово турок.