О расизме

“Я твердо верю, что цвет кожи человека или религия его родителей сами по себе не являются причиной поступать с ним иначе; что человека должно судить по тому, кто он есть, и что он делает, а не по внешним характеристикам.  Я отвергаю предубеждение и узость взгляда тех, чьи предпочтения отличаются от моих в этом отношении и я считаю такие предпочтения недостойными. Но в обществе, основанном на свободной дискуссии, соответствующий способ действий заключается в убеждении их, что их предпочтения плохи и что они должны изменить их и свое поведение, а не применять принуждение чтобы навязать мои вкусы и предпочтения другим.” – Милтон Фридман, Капитализм и свобода

Принцип ненавязывания своих вкусов и предпочтений несомненно вступает в конфликт со вкусами и предпочтениями современных либеральных и интеллектуальных элит.

Пишут, что в Амстердаме из 600 молодых преступников, совершивших кражу, ограбление и нападение и которые неоднократно были в контакте с прокурором – 47% были марокканцами, и только 9% – местными.

Применяя слепую экономическую доктрину –  то есть максимизации экономических результатов и минимизации рисков, как индивидуальных, так и социальных – мы, по Байесу, действительно приходим к необходимости более пристального внимания к людям марокканского происхождения. Фридман там же пишет, что “мы видим, что свободная экономика отделяет экономическую эффективность от иррелевантных характеристик”.  Но “иррелевантные характеристики” как цвет кожи или происхождение или религия входят в процесс принятия решений полу-автоматически именно через экономическую эффективность.

Верно и обратное. Если мы твердо верим, что всех людей нужно судить по тому, что они делают или сделали, и что нужно нарочно игнорировать “иррелевантные характеристики” – тогда мы должны признать, что мы платим за эту веру ущербом экономической эффективности.

Почему я не либертарианец -– потому что в рассудочных, основаннных на рациональных аргументах, либертарианских теориях начисто отсутствуют вопросы культуры и веры.