Против Ролза

Читатель ormuz комментирует:

мы должны награждать собственные усилия, а не везение при рождении.

И про переоценку образования как социального лифта ровно наоборот – всё же из статистики “родится богатым всё ещё круто” вряд-ли можно сделать вывод “давайте перестанем учить бедных”.

Весь конструкт Ролза стоит на допущении вот этого агрегатного состояния “мы”.  Заметим, что у самого мэтра контроверсийный принцип изложен в безагентной форме “Социальные и экономические неравенства… должны быть направлены на достижение наибольшей пользы для находящихся в наихудшем положении членов общества”. Должны быть направлены – кем?

  1. У меня нет возражений против интерпретации этого утверждения как индивидуального этического принципа: каждый волен поступать со своим экономическим и социальным положением так, как ему угодно, в том числе и направлять его для достижения пользы наименее привилегированных членов общества;
  2. Хотя я скептично отношусь к благотворительности организаций, я также не имею ничего против того, чтобы этому принципу следовали организации, существующие на пожертвования и принимающие решения в соответствии с пожеланиями их доноров.
  3. Как только мы начинаем считать, что “мы” – это общество и его институты, в том числе и институты принуждения, этический принцип становится политическим, и методы его воплощения становятся политическими. В случае индивидуальной или организационной справедливости к последователям Ролза не может возникать вопросов – а кто, собственно, находится в наихудшем положении: тот, кого я выбрал, конечно. Добро и худо – вещи субъективные, оценочноые – не исключая и такие вещи, как убийство (можем поговорить об абортах).  Независимая помощь находящимся в наихудших положениях по версии независимых индивидуумов и организаций таки да достигает своих индивидуальных и организацонных целей.
  4. Как только этический принцип начинает воплощаться политически, да еще и в рамках либеральной демократии – вдруг оказывается, что целые массивы людей готовы объявить себя недопривилегированными, находящимися в худшем положении, и наименее обеспеченными.  Воплощение этического принципа политическими средствами не может не порождать арену политического соревнования как за звание находящегося в бедственном положении, так и за возможность ухода от ответственности за создание социальных аранжировок, направленных на улучшение их положения. Не факт, что такое общество этически чем-то лучше “войны всех против всех”.
  5. Ролз пишет, что аристократическое и кастовое устройство общества “несправедливо” на том основании, что положение человека в обществе вполне описывается его принадлежностью к какому-то классу, и затем через запятую призывает к изменению такого общества. Замечательно. Из достигнутого социального равновесия изменение может идти в любую сторону.  В либеральной демократии представители новейшей аристократии – класс докторов?  Адвокатов? Учителей? Государственных служащих?
  6. Неопределенность результатов – как на входе принципа Роулза, так и на выходе. Этому можно посвятить отдельное микроэссе.