О девиантах: апология

У Лондонской подземки – особенно в центральной ее части – есть свои загадки, несуразности и достопримечательности – например, есть целая подземная река, забранная в железо и текущая на одной из станций над головой пассажира поперек путей.

Гармония и хаос центрального Лондона, включая и подземку – в их органичности. Факт, что линии подземки до национализации строились и управлялись и владелись разными частными компаниями, обусловил ее нынешний органический хаос.

Обращает на себя внимание сознательное усилие инженеров упорядочить этот хаос – например, направить потоки людей так, чтобы они как можно меньше сталкивались друг с другом. Не всегда это удается – по чисто геометрическим причинам иногда это сделать невозможно. Зачастую решение очень просто – один из двух пассажиропутей используется для входа, другой для выхода.

На станции Belsize Park  (карта ниже, больше карт – здесь) пассажиры спускаются к поездам и поднимаются на поверхность на лифтах (за исключением тех девиантов, о которых речь пойдет в самом конце). В рабочие дни лифты открываются с двух сторон – так, что пассажиры выходят и заходят с разных сторон лифта. Чтобы попасть с платформы к  той стороне лифта, куда заходят приехавшие пассажиры – нужно следовать указателю “Выход”. Он приведет пассажира к одной из лестниц, показанных на карте.  Пассажиры, прибывшие с поверхности на лифте  же – спускаются на платформу по другой лестнице.  Лифт сделан так, что сначала открывается сторона, выпускающая пассажиров, а потом – запускающая пассажиров, причем выпускающие двери закрываются сразу после того, как открываются впускающие.

Вся эта двустороннесть сделана для того, чтобы пассажиры не сталкивались на лестницах и в холлах перед лифтами.

Среди пассажиров есть приблизительно десять процентов девиантов.  Это не случайные туристы, не знающие, куда идти. Это уверенные в себе завсегдатаи станции. Они поступают не так, как им указывают, а как им удобно: приехав на поезде в одном из дальних вагонов, они идут к той лестнице, которая им ближе. Затем, пользуясь переходом между двумя холлами перед лифтами – они попадают в лифт.  Приехав с поверхности же – они уверенно идут к той лестнице, которая приведет их к той части платформы, которая им удобнее – даже если эта лестница и для противоположного потока пассажиров.

Десять процентов девиантов. Я давно перестал цедить сквозь зубы, а то и молча думать – “идиоты”, сталкиваясь с ними. Марк Аврелий говорит, что не нужно досадовать по поводу того, что в столярной мастерской разбросаны стружки – то есть, у природы есть свои отходы, свои куски мрамора, отколотые от прекрасной статуи.

Сегодня я думаю, что истина еще глубже. Девианты эти – это наша надежда. Они вседа были и всегда будут. Это наш резерв. Это те, кто когда-нибудь выведет нас из лабиринта. Найдет выход из безвыходного положения. Спасут неспасаемое. Накормят ненакармливаемое.

Да и сам я девиант, если так подумать. В отличие от 99% пассажиров – я никогда не езжу на лифте. Я всегда поднимаюсь и спускаюсь по винтовой лестнице, идущей параллельно шахте лифта. 209 ступенек. Спускаться – просто, но подниматься – если шагать через одну – очень взбадривает.  Чем я и пользуюсь.

belsize-park