Колеса Гитлера: история наркотиков в Третьем Рейхе | Books | The Guardian

Некоторые медикаменты, однако, оказались полезными, особенно в обществе, страстно спешащим вслед за энергичным Гитлером. “Германия, вставай!” – восклицали нацисты, и нация не могла не обращать внимание. Субстанцию, которая смогла бы “интегрировать лодырей, бездельников, пораженцев и нытиков” в рабочий рынок страны можно было бы и санкционировать.

Доктор Фриц Хаусшилд, главный химик компании Теммлер в Берлине, вдохновился успешными испытаниями американского амфетамина Бензедрина во время олимпийских игр 1936 года, и начал испытания своего собственного наркотика. Год спустя он запатентовал первый немецкий метил-амфетамин. Pervitin, как его назвали, быстро стал сенсацией: для укрепления уверенности в себе и общей работоспособности его принимали все – от секретарш до актеров и машинистов поездов. Поначалу его можно было купить без рецепта.  Субстанцию даже добавляли в кондитерские изделия. “Шоколадки Хильдебранд всегда радуют!”: женщинам рекомендовали  съесть две или три, после чего домашняя работа выполнялась мгновенно – с положительным побочным эффектом потери излишнего веса, учитывая, что Pervitin подавлял аппетит. Автор описывает лекарство как “Национал-социализм в таблетках”.

Source: High Hitler: how Nazi drug abuse steered the course of history | Books | The Guardian

 

В контексте веры в человеческие возможности создания технических средств,  преобразования природы и человеческого тела, общества, да и самой человеческой натуры – первая половина 20-го века с его кровавыми экспериментами в Европе и России – была высшей точкой Просвещения.

HT: MR.