Ярослав Грицак: Линия разрыва для Украины | Новое Время

Худшее, что может случиться с ученым,— когда сказанная им глупость прилипает, как банный лист, и становится чем‑то вроде первой страницы в паспорте. 25 лет назад Френсис Фукуяма обещал конец истории. Теперь в каждом университете, куда он приезжает с очередной лекцией, первое, что у него без иронии спрашивают: что там с обещанным концом истории?

Еще один пример — книга Томаса Фридмана Плоский мир. Главный ее тезис: глобализация выравняет разные страны и сделает мир более мирным и свободным. Но ничего такого не происходит: неравность не исчезает, а усиливается, с той же прогрессией растет и уровень конфликтогенности.

Source: Ярослав Грицак: Линия разрыва для Украины | Новое Время

Noscibilis уже писал об этом тезисе Грицака, обычно довольно вдумчивого и интересного мыслителя.

Чтобы утверждать, что неравенство и конфликтогенность растет – нужно бы опираться на какие-то данные. К сожалению, данные сопротивляются.

Вот глобальное распределение дохода в динамике за двадцать лет:

В 1988 году распределение имело ярко выраженные два пика – соответствующие бедным и богатым. В 2008 – пик более высоких доходов практически исчез, а пик низких доходов существенно подвинулся вверх. График отсюда.

Я не знаю, как меряет неравенство и конфликтогенность Грицак.  У меня свои претензии к Томасу Фридману и я не считаю его ни хорошим публицистом, ни никаким мыслителем. Но рост благосостояния жителей бедных стран в течение последних тридцати, да что там, шестидесяти лет – налицо, как и приближение их по уровню и качеству жизни к экономически развитым странам.

Я допускаю, что может существует какая-то метрика, в которой Грицак и прав. “Ничего такого не происходит” не является такой метрикой.

Худшее, что может случиться с ученым,— когда сказанная им глупость прилипает, как банный лист, и становится чем‑то вроде первой страницы в паспорте.

Да.