Martin Gurri об Украине

Основной тезис книги “Восстание публики и кризис власти в новом тысячелетии“: наше время является временем противостояния институтов индустриального общества, все более импотентным,  с одной стороны, и публики, в возрастающей степени нигилистической по отношению к этим институтам, с другой стороны.

Это противостояние Иерархии и Сети, Центра и Периферии, системы и неформалов, государства (либерально-демократического или авторитарного) и сетевого нигилизма.

В этих рамках события в США и Британии укладываются так: Трамп и сторонники Brexit представляют нигилизм публики, периферию, сеть,  тогда как Хиллари Родам Клинтон и сторонники Евросоюза – Центр и Иерархию и Систему.

Вот как автор описывает события на исторической родине:

Украина – бесхребетная страна: у нее нет сильных институтов, настоящего Центра. Правительство Януковича функционировало подобно мафиозной семье. Но даже эта семья действовала слишком медленно,  была чересчур иерархичной, была в руках людей “определенного возраста”, для того, чтобы отвечать на вызовы, бросаемые организованной в сеть восставшей публикой. Найем называл правительство “слишком старым”: “Если бы вы спросили Януковича или других о Фейсбуке”, писал он, “они бы не знали, что это такое”.

Восставшие желали искоренить установленный порядок, что делало их безразличными по отношению к демократии. Они хотели то, что хотели: устранения правительства, демократию и правопорядка, символизируемого ЕС. Они преуспели только в отрицании. Евромайдан не был заговором, как утверждал Янукович. Это было сектантское восстание. Участники надеялись очистить демократические идеалы, но не желали инвестировать свою энергию в мутные детали демократической формы правления. Новый премьер, ведущий голос Майдана, согласился на экономические реформы, требуемые ЕС, с отчаянием, граничащим с нигилизмом: “Мы -команда самоубийц – добро пожаловать в ад”. Его слова примечательны в их откровенности. Его политические обстоятельства исключали даже притворное командование и контроль.

Автор предсказывает  – чем дальше, тем больше того же самого.

 

11 thoughts on “Martin Gurri об Украине

  1. “ничего не знает о фейсбуке” это, очевидно, – “пусть едят пироженные” 21 века.
    про Украину – какой-то трюизм, совершенно неубедительно.

    1. Заканчивая его книгу – я вижу иначе.

      Во-первых Украина пытается строить институты либеральной демократии в тот момент, когда они испытывают кризис. Именно поэтому никакой существенной помощи извне нет и не будет.

      Во-вторых ведущей силой изменений в Украине – так же, как и в других странах – являются нигилисты с Фейсбуком, очень успешные в разрушении, но не имеющие и не могущие иметь никакой позитивной программы. Поэтому в строительстве либеральных институтов никакого успеха внутри в Украине нет и не будет.

      Нужно также отметить, что MG пишет для западного читателя, у которого сформировалось мнение о “про-европейских, про-демократических” силах Майдана.

      1. Осмелюсь проинтерпретировать ormuz – Приравнивять фейсбук к Qu’ills mangent de la brioche вероятно должно подчеркнуть крайнюю удаленность MG от насущных проблем людей.

        1. только не МГ, а властей. Победившие нигилисты рассказывают о прошлой власти анекдоты, в 18 веке это были “они нам говорят – пусть едят булочки”, а в 21 веке – “у них даже фейсбука, чтоб нас слышать, нет”.

          И, между прочим, про Украину это не верно, у януковичей было (и есть) очень sophisticated общение и с социальными сетями и с телеаудиторией: Наему и Шустеру – привет!.

          1. Это интересное замечание: у MG один из основных тезисов в том, что фейсбук и твиттер как сетевые, а не иерархические средства общения, противостоят традиционным иерархическим медиа, где информационный поток – сверху вниз, от источников, контролирующих информацию к массам, и снизу вверх – от масс к властям.

            Ваш тезис в том, что в Украине – фейсбук и твиттер это часть иерархических медиа?

  2. почему-то вспомнились посты Николая Яновича Азарова в фейсбуке, с его точки зрения – фейсбучные революционеры, конечно, злодеи, разрушившие выстраиваемые им либеральные институты.

    Я думаю, что трюизм, потому как нельзя сказать “бесхребетная”, а потом – “нигилисты преуспели в разрушении хребта”. Вот Азаров, вот уж кто нигилист и преуспел.

    1. Про преуспеяние в разрушении хребта говорит Тетяна М, но ведь она тоже в какой-то мере права – “кастрюлеголовые” разрушили то слабое, что в стране было.

      Я переубеждать вас здесь не собираюсь. Речь у Gurri идет вовсе не о злодействе и добродействе, но об ожиданиях публики и амбициях либерального порядка. Книжка стоит какие-то пять копеек, читается легко, предлагает совершенно перпендикулярный взгляд на вещи от человека, несколько десятков лет работавшего на ЦРУ. Рекомендую.

  3. в таких терминах, пожалуй медиа януковичей было скорее сетевое – с достаточно пёстрым карнавалом и ярлыками на полу-самостоятельную политику – я даже сомневаюсь, что у позднего януковича были темники – простой кадровой политики хватало – вроде переманивания топ-блоггеров/журналистов, совместного участия в бизнесе. Примеров ведь, десятки – от самой Герман, до Дарки Чепак, и др.

    Режим был вполне инклюзивный, до того, что в сентябре 2013 года мы с Вами обсуждали этичность выдачи Тимошенко за ассоциацию. Лично я чувствовал себя тогда вовлечённым.

    1. Да, инклюзивность – интересная особенность. Глава Желтой Поры Каськив опять же, оппортунист высшей пробы – и кооптировали, и приручили.

      Но и с этими нигилистами то же самое. Найем, Лещенко. Впрочем, эти, согласно моей теории, и так принадлежали правящей элите.

Comments are closed.