Разное: о, багеты, что должен каждый, предвкушая финал

Пишут, что во Париже каждый гражданин имеет право найти свежий багет и лекарство на расстоянии пешей прогулки от своего дома. Это право поддерживается строгим регулированием булочных и аптек, а в июле и августе, когда французы массово уходят на каникулы, на здании каждой районной управы висит список открытых в ту или иную неделю аптек и булочных.

Недобрые люди смеются над недавней дерегуляцией каникул для булочных – теперь каждый булочник сможет сам решать, выгодно ли ему держать булочную открытой в августе – о ужас, ведь теперь парижанин может остаться без багета.

Эмиссар, только что вернувшийся из Парижа, впрочем, докладывает, что с багетами нет никакого трения: парижане как-то разобрались.

***

Давно мы с Гвоздиковой не совращали себя набегом на булочные и кондитерские и брассери Парижа.  Пожалуй, не упомню даже.  Со времен выставки Дега в д’Орсе? Тогда это было слишком давно.

***

Каждый, кто думает, что умеет писать – должен попробовать себя в средней или большой форме.

***

Я приближаюсь к финальным главам 1Q84 Мураками: начало третьей книги похоже на адажио в фортепьянном концерте (можно взять третий Прокофьева или второй же Шопена): со всеми главными героями ничего видимого не происходит в течение нескольких осенних месяцев 84-го года, облака то открывают луну, то закрывают ее, герои открывают и закрывают книги и двери и окна, и даже описания приготовления еды главным героем, Тенго, до того обильные и подробные, становятся мимолетными. Зимняя трансформация затрагивает даже второстепенных героев – книжный редактор Комацу вдруг появляется как другой человек. Все это рождает приятную тревогу: автор редко или почти никогда не оправдывает ваших ожиданий.  Вот почему я предвкушаю финал. Осталось 14 часов.